Психиатр выявил серьезные проблемы у девушки, избитой стримером Андреем Буримом

Новыми подробностями обрастает дело стримера Андрея Бурима, который в прямом эфире разбил лицо девушки, ударив ее головой об стол.

Предпоследнее заседание перед приговором закончилось тем, что сторона обвинения заявила о неких «ранее неисследованных доказательствах».

Если до этого момента, обвиняемому грозили исправительные работы, то теперь дело могут переквалифицировать по более тяжкой статье. И тогда стримера ждет тюремное заключение.

Адвокат потерпевшей Антон Жаров раскрыл детали громкого дела.

Фото: Кадр из видео

— Проблема ситуации со стороны потерпевшей уже давно созрела или даже перезрела, – начал адвокат Антон Жаров. – С нашей стороны возникло огромное непонимание происходящего. В данный момент Андрей Бурим проходит по 116-й статье (побои). Обычно такие дела заканчиваются примирением. Сторона, которая нанесла побои приносит извинения. Если подрались два мужика во дворе, один другому скажет: «Извини, братан, был неправ». Мужчина, который нанес побои женщине, наверное, какие-то другие слова находит и предлагает компенсацию. Если посмотрите статистику судебного департамента, вы обнаружите, что единицы дел по 116-й статье доходят до суда, все заканчивается примирением сторон. Почему здесь так не происходит, я не понимаю.

— Стример не извинялся?

— Я представитель потерпевшей, мне никто не предлагает не извиниться, речи о компенсации тоже не идет. То есть вообще ничего. Никаких вариантов.

— Вроде он пытался как-то извиняться.

— С его стороны был огромный набор разных так называемых извинений. Например, «я сейчас бухну и пойду извиняться», «в следующий раз буду бить через тряпку» и так далее. Подобные слова не говорят о том, что человек раскаивается.

— Компенсацию он не хотел выплатить?

— Со мной связывался представитель противоположной стороны. Предложил обсудить форму извинений и компенсацию. Я потребовал, чтобы извинения были в письменной форме. В устной мы будем долго извиняться, потому что обвиняемый серьезно не может ни о чем говорить. Так же я добавил, что компенсация должны быть соразмерной тому, что произошло. Но нам назвали какие-то смешные цифры.

— Какие?

— Я не имею права рассказывать. Но, поверьте, эта сумма вызвала бы у вас улыбку. Тот разговор состоялся после первого или второго судебного заседания, больше никаких предложений нам не поступало.

— Почему могут переквалифицировать дело?

— Как я понимаю, суд пока не может вынести приговор по 116-й статье, потому что в материалах дела лежит принесенная нами справка от психиатра. Там говорится о том, что у моей подзащитной выявили психическое расстройство, связанное с побоями. Диагноз поставил врач-психиатр. Соответственно, теперь более мягкую 116-ю статью  могут переквалифицировать на 111-ю — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Психические расстройства тоже входят в перечень «вреда здоровья». Вероятно, прокуратура и суд поэтому отложили приговор. Допускаю, на следующем заседании суд попросит передать дело прокурору, чтобы потом вернуть дело следствию. Потрепавшей же придется пройти соответствующие медицинские экспертизы. 

— То есть обвиняемого вместо исправительных работ могут отправить за решетку?

— У него осталось считанное количество дней, чтобы успеть запрыгнуть в последний вагон и примириться по 116 статье. Может, ему не объяснили что такое 111-я статья? Ведь в этом случае ему грозит тюрьма, срок до 10 лет лишения свободы. И уже без альтернативы, учитывая, что это тяжкая статья. Не удивлюсь, если дело вернут в прокуратуру, а его через пару дней арестуют.

— Почему потерпевшая раньше не заявила о таких последствиях?

— Кто-то сразу с ума сходит, а кто-то не сразу. Никому в голову не могло прийти, что ситуация может настолько повлиять на человека. И дело тут не в сотрясении мозга, которое она получила. Вся эта ситуация оказалась крайне психотравмирующей для подзащитной.

— В чем проявляется ее расстройство?

— Не стану обсуждать подробности, неэтично. Но доктор сказал, что необходима экспертиза, лечение назначил, она принимает препараты. Конечно, у нее не шизофрения, поэтому госпитализация не требуется, заболевание связано с психотравмой. Я с самого начала говорил, что это не смешная история, мол, выдрали кому-то клок волос и давайте посмеемся. Ничего смешного нет. Поражаюсь людям, которые не пытаются загладить вину. Это же, как «Отче наш», первый адвокатский принцип: попытаться не довести дело до суда. 

— Какую компенсацию вы требуете?

— По закону, обвиняемый должен возместить вред в полном объеме, сумма обсуждается. Следующее заседание назначено на 6 июля. Если до этого момента еще можно о чем-то договориться, то потом будет поздно.   

— Если Бурим придет и скажет, что готов возместить компенсацию в полном объеме, то примирение сторон состоится? 

— «Готов» и «возместить» — разные вещи. «Я готов» мы уже слышали много раз от него. По итогу, моя подзащитная не получила ни извинений, не услышали сожалений о содеянном. Человек так и не понял, что произошло. Не считает, что сделал что-то из ряда вон выходящее.

Источник

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован *

Больше нет статей